Как живется украинским беженцам в России?

Как живется украинским беженцам в России?

Загрузить

Международная Федерация Красного Креста намерена оказать чрезвычайную помощь пяти тысячам беженцев с Украины, которые нашли приют в России. В их числе – представители наиболее уязвимых групп – дети, женщины, старики, инвалиды. Они получат так называемые ваучеры, которые смогут отоварить в зависимости от своих потребностей. Руководитель регионального представительства Международной федерации Красного Креста Даврон Мухамадиев считает, что помощь должна быть адресной.

Об этом он рассказал в интервью Елене Вапничной.

*****

ДМ: В соответствии с нормативной формой чрезвычайной помощи мы оказываем помощь в связи с подготовкой к зиме. Максимум расходов на одного получателя, с учетом всех прямых и непрямых расходов, оценивается в 75 швейцарских франков на человека. Это три тысячи рублей. Каждый из получивших этот сертификат может обратиться в соответствующие магазины и приобрести теплую одежду и гигиенические средства на эту сумму. Например, если это семья из трех-четырех человек - двое детей и мама или двое детей и родители, то, соответственно, они получат 9-12 тысяч рублей и смогут приобрести одежду для детей, подгузники, предметы гигиены. Лица с особыми потребностями – инвалиды, население, которому также необходимы подгузники для взрослых – тоже включены в эти сертификаты. Поэтому мы постарались подойти к этому вопросу более адресно, понимая, что государства оказывают определенную помощь и общественные организации предоставляют ресурсы. Наша помощь будет посильным вкладом, чтобы подготовить этих людей к тому нормально пережить зимний период.

ЕВ: Я так понимаю, речь, в основном, о Ростовской области, да?

ДМ: Вы правы. В Ростове на сегодняшний день самая большая концентрация. Собрано больше 46 тысяч вынужденно перемещенных лиц Украины. Затем на втором месте – Краснодарский край, там 44 тысячи. Самый большой поток пожертвований сейчас собран в Ростовской области.

ЕВ: Это пожертвования от частных лиц, от организаций?

ДМ: От частных лиц, от компаний, от населения, от разных источников.

ЕВ: От российских, да?

ДМ: Да, на сегодняшний день российский Красный Крест собрал 122 миллиона. Из них 78 миллионов, львиная доля, – это Ростовская область, и остальные 50 миллионов – на разные регионы России.

ЕВ: А где они живут, эти люди?

ДМ: На сегодняшний день правительство Российской Федерации создало все условия. Когда мы проводили оценку ситуации, мы неоднократно отмечали, что условия, которые созданы на сегодняшний день, в разы превышают те минимальные стандарты, которые для себя гуманитарные организации определяют. Большинство населения на сегодняшний день проживает в частном секторе у своих родственников либо в принимающих семьях. Для нас была очень важна долгосрочная стратегия. И долгосрочная стратегия предусматривает, что максимум месяц или два эти беженцы находятся в пунктах временного размещения. За этот период они оформляют соответствующие документы, служба труда и занятости предлагает им рабочие места. Когда мы беседовали с украинцами, они изъявляли желание, чтобы побыстрее оформить документы, найти место работы, и после того, как уже источники финансирования, соответствующая заработная плата будет определена, они все хотят снять какое-то частное жильё, проживать уже в более нормальном ражиме, несмотря на то, что в пунктах временного размещения им все условия созданы: и горячее трёхразовое питание, и стирка, и прачечные, и игровые комнаты для детей. Наше ощущение было такое, что местные власти подходят к этому вопросу без ложного формализма или даже, наоборот, с душой, организовывают детям конкурсы. Сейчас готовятся к новогодним ёлкам. Соответственно, мы оказываем помощь, которая играет вспомогательную роль по отношению к той объёмной помощи, которая оказывается со всех сторон.

Photo Credit
Фото ООН