Сотрудники Русской службы Радио ООН вспоминают о событиях 11 сентября 2001 года

11 сентября 2014

13 лет назад, 11 сентября 2001 года, в США произошел самый масштабный теракт в истории человечества. Террористы захватили четыре пассажирских самолета и протаранили небоскребы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, а также здание Пентагона. 4-й самолет разбился в штате Пенсильвания. Погибло в общей сложности почти 3 тысячи человек. В Нью-Йорке в тот день царили растерянность, ужас и паника. Высказывались опасения, что атаки на высотные здания продолжатся, и мишенью может также стать штаб-квартира ООН.

Когда стало известно о первом самолете, врезавшемся в одну из башен-близнецов, наша коллега Елена Вапничная уже находилась на работе – на восьмом этаже ооновской высотки – и готовила к эфиру очередной выпуск новостей. В Нью-Йорке в то время был и другой сотрудник Русской службы Радио ООН – Никола Крастев. Правда, тогда он работал на радио «Свободная Европа».

Елена и Николай поделились своими воспоминаниями о том дне.

*****

ЕВ: Я пришла на работу 11 сентября. И поначалу у нас было заседание редакционное – «летучка», обсуждали, какие новости будут в этот день. И все говорили, что, вроде бы, только что врезался самолет во Всемирный торговый центр.

Это удивительно, но никому даже в голову не пришло, что это нечто большее, чем какой-то спортивный самолет, который случайно задел крылом здание. Мы даже не обратили на это внимание и продолжали обсуждать новости.

Потом пробежала мимо наша коллега и сказала: вообще-то там второй самолет врезался. Мы поняли, что что-то не то, но совершенно не могли предположить масштабов случившегося. Мы решили, что, наверное, будет заявление Генерального секретаря, раз два самолета, может быть, это террористический акт. И мы поставили галочку себе, что это нужно осветить.

Потом мы вернулись на свои места, и постепенно до нас стало уже доходить... Мы стали смотреть телевизор. И не очень понятно было, что делать, все были очень растеряны. Через какое-то время сказали, что нас эвакуируют. А я озаботилась тем, где я буду писать новости, если нас эвакуируют. И что как-то мне надо собраться, от руки, наверное, писать. То есть я еще собиралась выходить в эфир!

Меня отрезвил, наверное, звонок моей дочери. Нам в тот момент уже сказали, что надо спускаться в подвал. И она мне звонит и совершенно истерическим голосом говорит: «Мама, что ты там делаешь? Ты что, не знаешь, что происходит?» Я говорю: «Ну знаю, да, самолет врезался в здание». Она говорит: «Так уже во второе врезался здание!» И тут я поняла, что произошло то же, что с первым зданием. И я говорю: «Как? Всё, всё, сейчас я ухожу и буду в безопасности».

Мы все спустились в подвал. Конечно, было ощущение тревоги. Представляете, все эти сотрудники Секретариата ООН – нас тут несколько тысяч, наверное – все идут по подвальному помещению, у всех совершенно растерянные лица, никто не понимает, что происходит, что делать. Мы собрались в студии, там телевизор показывает эти совершенно невероятные, фантастические кадры. Потом в конце концов сказали, что надо ехать домой, к счастью.

Мы с мужем были на машине, боялись пробок, но все-таки заехали за дочкой, она была на работе. Мы от места трагедии уезжали на север, мы живем на севере. По дороге домой меня прострелило вдруг. Я вспомнила, что наш приятель работает во Всемирном торговом центре. Я похолодела вся, схватила телефон, стала звонить, и он взял трубку. И я какое-то время даже не могла ничего сказать. Я просто говорила: «Дима! Дима!Дима!..» И он говорит: «Да, я опоздал на работу».

НК: Я прекрасно помню этот день, потому что я был здесь, в Нью-Йорке. В то время я работал журналистом на радиостанции, и мне позвонили утром из Европы и сказали: что там происходит? И я спросил: «А что на самом деле происходит?» Мне говорят: «А ты включи телевизор». Я включил телевизор, и как раз показывали первые репортажи о том, что происходило.

Я сразу бросился, быстро оделся, пошел к метро. Метро очень медленно шло. Потом вдруг какой-то человек закричал «Башни упали, башни упали». Мы собрались вокруг него, – и в то время как раз появились первые смартфоны Blackberry, – и он показал нам на своем мобильном телефоне выпуски новостей. Действительно все писали, что башни упали. Но все равно никому совершенно не верилось. И, наконец, метро подъехало к самой крупной станции в Нью-Йорке – Таймс Сквер.

Эту картину я никогда не забуду. В 2001 году уже были эти огромные новостные щиты, видео экраны, и там высвечивалась новость о том, что обе башни упали, и показывали, как все это падало. Люди бегали там по Таймс Сквер, все кричали. Ну просто совершенно не верилось…

А потом я пошел по направлению к нижнему Манхеттану, - транспорт уже был приостановлен, - и там было видно это зловещее черное облако. Мне удалось в тот день подойти примерно на расстояние в полкилометра от этого пылающего огня. Я там увидел пожарников, которые были ранены. Повсюду была белая пыль. Я даже заполнил небольшую пластиковую баночку этой белой пылью - от этих документов и всего того, что падало. Потом полицейские меня увидели и закричали «Убирайся, убирайся отсюда, убирайся отсюда – здесь опасно!».

Помню тоже, что я подошел к 26-й улице, и два молодых человека с рюкзаками подошли ко мне и с неудобством ко мне обратились: «Извините, можно воспользоваться вашим телефоном?». Я сказал: «Конечно». И они объяснили, что им нужно позвонить в Швейцарию, потому что они только что прилетели в Нью-Йорк. И я сказал: «Welcome to New York».

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android