«Наши люди в ООН»: знакомьтесь – Ольга Мокрова

«Наши люди в ООН»: знакомьтесь – Ольга Мокрова

Загрузить

Сегодня мы начинаем новую серию под названием «Наши люди в ООН». «Наши» - это те, кто родился еще в Советском Союзе, а сегодня является гражданином независимого государства, но по-прежнему говорит по-русски.

Наша первая героиня – россиянка Ольга Мокрова, мать троих детей, бабушка – и начальник службы безопасности Миссии ООН в Cомали – одной из самых опасных стран мира.

В свое время Ольга закончила Институт военных переводчиков, 18 лет служила в вооруженных силах, а в 2000 году попала в Миссию ООН в Косово. После этого работала аналитиком в Гаагском трибунале, а в 2006 году пришла во вновь созданный Департамент охраны и безопасности. Ольга была начальником безопасности Комиссии по расследованию убийства Беназир Бхутто в Пакистане, а сегодня ее дом – столица Сомали Могадишо.

О сложностях службы Ольгу Мокрову расспросила Елена Вапничная.

*****

ОМ: Очень тяжело сочетать обязанности мамы, семейные обязанности и обязанности, связанные с работой в сложных миссиях. Эти миссии несемейные, надо уезжать, надо бросать семью. Если бы не было поддержки и со стороны детей, и моих родителей, это бы было невозможно. У меня трое детей, недавно даже родился внук, я уже бабушка. Дети и родители всегда поддерживали меня во всём, поэтому мне удавалось работать в несемейных сложных миссиях.

Да, опасно, но для того и существуют профессионалы в области безопасности, чтобы рассмотреть, какие существуют угрозы, какие из них реально представляют риски для сотрудников, для тех операций, которые они выполняют. Определить какие-то профилактические меры или, наоборот, снижающие эти риски, воплотить их, и тогда сам живёшь спокойно, и совесть чиста, как у профессионала, что окружающие тебя люди тоже полагаются на тебя, могут выполнять свою задачу в более безопасных условиях.

ЛВ: Вы можете вспомнить какие-то яркие эпизоды, какие-то яркие страницы, интересные или опасные, какие-то неожиданные критические ситуации, в которых Вам приходилось бывать?

ОМ: Вы знаете, настолько они случаются часто, что они становятся обыденностью, и я не придаю этому особого значения. Когда у меня было боевое крещение, я только приехала в Могадишо, главный советник безопасности по Сомали решил показать мне город, мы сели на БТР, надели наши бронежилеты, каски. Едем по Могадишо и случайно попадаем в точку перекрёстного обстрела между двумя вооружёнными группировками. Одна принадлежала старому мэру Могадишо, другая – новому. Они что-то не поделили, мы как раз находились посередине. Я говорю своему советнику по безопасности: «Спасибо Вам за боевое крещение! Кто бы мог подумать! Первый день я ступаю на эту землю и оказываюсь в такой ситуации».

В Пакистане были аналогичные ситуации из-за того, что были противники того, чтобы ООН докопалась до истины, кто же в действительности совершил убийство Беназир Бхутто. Были доброжелатели и недоброжелатели. Приходилось держать ухо востро, особенно если мы выезжали в район, где совершилось само нападение или выезжали в Карачи, Лахор.

ЛВ: Не жалеете о том, что Вы занимаетесь, по взглядам многих, не женским делом, что много трудностей и от семьи оторваны?

ОМ: Да, я бы хотела заниматься чем-нибудь гламурненьким. Иногда бывает трудно, потому что начальник безопасности – охранник безопасности. Кроме того, что он выполняет профессиональную работу, он ещё должен руководить людьми, быть лидером, быть управленцем, работать с людьми разных национальностей, выполнять трудную задачу в трудных условиях.

Ситуация бросает тебе вызов как управленцу, как лидеру, и тогда я себе говорю: «Почему годы назад я выбрала стать начальником безопасности, почему я не сделала выбор в сторону управления кризисной ситуацией?». Это просто момент, потому что судьба тебе бросила вызов, ты должен на него ответить. Когда вопрос решился, когда ты ощущаешь, что люди в тебя верят, они находятся в более безопасных условиях, тогда приходит чувство удовлетворения, которое ни с чем не сравнимо. Тогда я думаю: «Нет, всё-таки я правильный выбор сделала».

Photo Credit
Ольга Мокрова c коллегами/Фото ООН