Членство в ВТО помогает странам Центральной Азии интегрироваться в глобальную экономику

Членство в ВТО помогает странам Центральной Азии интегрироваться в глобальную экономику

Загрузить

Международная торговля способствует продвижению развития путем увеличения ВВП и расширения возможностей для получения дохода и создания новых рабочих мест. Об этом говорится в новом докладе ПРООН о человеческом развитии в Центральной Азии. Главным образом, участие отдельных стран в процессах глобальной торговли осуществляется через Всемирную торговую организацию (ВТО).

О том, как членство в ВТО сказывается или может сказаться на развитии в странах Центральной Азии, Никола Крастев поговорил с Еленой Даниловой-Кросс из регионального отделения ПРООН в Братиславе.

*****

ЕДК: Если бы вы мне задали этот вопрос 10 лет тому назад, я бы сказала, что для стран Центральной Азии никакого стимула, в принципе, нет, потому что, как правило, страны-соседи ориентируются друг на друга. Если 10 лет назад членство в ВТО из центральноазиатских стран было только у Кыргызстана, то сейчас все больше и больше близлежащих стран являются членами ВТО, включая Китай и Россию. Это все страны, с которыми Центральная Азия торгует.

Хотим мы этого или не хотим, всё равно переориентировка, качество товаров, классификация товаров, международные стандарты, они всё-таки будут влиять на торговые взаимоотношения. На сегодняшний день, да, членство в ВТО влияет на региональную экономику и будет влиять в дальнейшем даже больше, чем сейчас.

 НК: Каковы подходы к участию во ВТО в отдельных центральноазиатских странах, эти подходы сильно отличаются друг от друга или   нет?

ЕДК: В принципе да, значительно отличаются. Дело в том, что здесь присутствуют ещё и другие взаимоотношения. Допустим, евразийская интеграция, в которую входят Казахстан, Россия и Беларусь, т. е. это уже определённая экономическая зона, система со своими стандартами, которые более или менее соответствуют стандартам ВТО, и страны, которые ориентированы на евразийскую интеграцию, входят в неё. Они, соответственно, ведут себя в торговых отношениях по-разному.

Если мы возьмём Узбекистан или Туркменистан, которые имеют обособленную или своеобразную торговую стратегию, про Туркменистан вообще сложно говорить. Но Кыргызстан, например, присоединился к ВТО ещё в 1998 г., а вот Таджикистан в 2013 г. Переговоры по присоединению этих стран прошли достаточно спокойно и гладко, благодаря относительно либеральным торговым режимам в этих странах и небольшому числу экспортёров, которые бросают вызов экономическим интересам других стран-членов ВТО.

Для сравнения, скажем, несмотря на давно поданные заявки, Казахстан и Узбекистан вообще еще не завершили процесс вступления в ВТО, хотя считается, что Казахстан достаточно близок к завершению таких переговоров. А Туркменистан еще даже и не подавал заявку. Проблемы связаны с уступкой самостоятельности в торговой политике, с ненаблюдающимся процветанием в торговле после вступления Кыргызстана в ВТО в 1998 г. - мы это прекрасно знаем.

Ожидалось, что Кыргызстан превратится в замечательный торговый магнит, который даст взлет торговым взаимоотношениям в регионе. На самом деле от дал взлет ценам на сырьевые товары в течение последнего десятилетия, которые, конечно, принесли доходы в торговле, но без изменения национальной политики.

То есть это еще раз подтвердило опасения самой ВТО, но, тем не менее, вступление в ВТО и России в 2012 г и Китая в 2001 г., также Кыргызстана и Таджикистана, Индии и Турции выдвинули вопрос об участии стран Центральной Азии в ВТО на первое место.

НК: Каким образом глобальная и региональная интеграция влияют на процессы снижения уровня бедности, на рост социального развития и на охрану окружающей среды в Центральной Азии?

ЕДК: Глобальные процессы и миграционные процессы - они способствуют тому, что происходит обмен рабочей силой, идут денежные переводы, которые помогают развиваться экономикам стран-отправителей этой рабочей силы. Денежные потоки в Таджикистан и Узбекистан из России - они просто огромные.

Среди экологических вопросов, один из главных в Центральной Азии - это вопрос нехватки воды. Я бы даже сказала, что не столько нехватки, а скорее нерационального использования в сельском хозяйстве для полива, орошения.

Поэтому глобальные принципы, если они будут внедряться в национальные программы, в программы долгосрочного развития этих стран, то, конечно же, долгосрочные перспективы будут иметь очень большое влияние.

Если, скажем, мы возьмем Казахстан или Кыргызстан, то у них уже есть долгосрочные программы до 2030-2050 гг. Узбекистан разрабатывает такую программу до 2030 г. Если все эти глобальные концепции, видения войдут в национальные стратегии, то, конечно, это очень сильно и положительно повлияет и на снижение бедности, и на рост социального развития, и на охрану окружающей среды.