Как европейцы помогли россиянам справиться с пожарами

Как европейцы помогли россиянам справиться с пожарами

Загрузить

На этой неделе в Женеве проходит очередная сессия Глобальной платформы по сокращению риска бедствий. На ней главы правительств, мэры городов, парламентарии, представители международных и неправительственных организаций, местных сообществ, частного сектора и деловых кругов обсуждают меры по реагированию и смягчению последствий стихийных бедствий и техногенных катастроф.

В сессии, помимо высокопоставленных сотрудников учреждений ООН, принимает участие и Комиссар Европейской комиссии по вопросам международного сотрудничества, гуманитарной помощи и реагирования на кризисы Кристалина Георгиева. Она любезно согласилась рассказать Артему Пащенко о европейских аспектах работы по сокращению рисков стихийных бедствий.

*****

КГ: Мы имеем возможность обсудить самые важные мировые вопросы в деле подготовки к учащающимся и разрушительным бедствиям, которые происходят сейчас и будут происходить намного больше в будущем. Здесь в Женеве собралось более 4 тыс. человек – это показывает большой интерес к этой тематике.

Мы в Европе тоже имеем свои проблемы. За последние 10 лет в результате бедствий в Европе погибло 100 тыс. человек. Самые опасные бедствия – высокие летние температуры, которые убивают очень много европейцев. Ущерб от бедствий оценивается в 150 млрд. евро за последние 10 лет. И самое «дорогое» бедствие – наводнение.

Важность подготовки к бедствиям и укрепления возможностей быстрого реагирования повысилась после наводнения 2002 года в Центральной Европе. На сегодняшний день существует механизм сотрудничества в этой области, который называется Европейский механизм гражданской защиты. Я являюсь комиссаром, ответственным за этот механизм.

Этот механизм позволяет объединить все возможности для реакции в условиях бедствий и в Европе, и в европейском сообществе, и в других странах мира. В него входят 32 государства-участника, помимо стран-членов ЕС, туда входят Хорватия, которая станет членом, Бывшая югославская республика Македония, Исландия, Лихтенштейн и Норвегия.

Мы работаем в двух направлениях. Мы готовим новое законодательство о механизме, в котором будет делаться акцент на подготовке и предотвращении бедствий, более хорошем понимании рисков и как с ними можно бороться. Это позволит нам быстрее и более эффективно объединяться.

Как вы знаете, экономический кризис в Европе подталкивает наши государства к тому, чтобы работать коллективно, более эффективно и «дешевле» для всех.

АП: Вы немного рассказали о работе механизма. Можно узнать о позитивном опыте этой работы? Есть ли какие-либо достижения?

КГ: За 10 лет существования этого механизма, он был активирован 180 раз. Это значит, что где-то в Европе и за ее пределами страны получали более быструю и скоординированную помощь.

Например, мы мобилизовали механизм во время пожаров вокруг Москвы, тогда команды из Европы помогали в тушении этих пожаров. Он был мобилизован, когда в Японии случилось «тройное» бедствие. Туда были направлены 7 грузовых самолетов с помощью для японцев, включая защитную одежду для сотрудников «Фукусимы», и помощью для населения, которое было эвакуировано в результате этого бедствия.

Мы мобилизовали механизм на моей родине – в Болгарии, когда произошел прорыв плотины. Во всех этих случаях, государства, получающие помощь, улучшают свои позиции с точки зрения получения оборудования и готовности к борьбе со стихией за счет механизма.

Кроме того, механизм помогает учиться вместе, работать коллективно, готовиться к возможным бедствиям и стандартизировать оборудование в Европе для того, чтобы команда, прибывающая из другой страны, могла как можно скорее подключиться к работе на местах. Это модульный принцип подготовки, основанный на общих стандартах.

Через механизм мы сотрудничаем и с другими странами. У нас есть административное соглашение о сотрудничестве с Российской Федерацией. Кстати, на прошлой неделе мы начали работу в новом Европейском центре реагирования и министр Пучков (глава МЧС России – прим. Радио ООН) был одним из тех, кто подключился в первый день нашей работы из Москвы.

У нас есть такие соглашения с США и с другими партнерами, с которыми мы развиваем сотрудничество в области подготовки к бедствиям и быстрого реагирования на них.

АП: Хотелось бы немного узнать о сотрудничестве с Россией. Есть ли какое-то углубление этого сотрудничества в других аспектах? Ведь подготовка к стихийным бедствиям включает многие области, которые актуальны не только для России, но и постсоветских стран? Ведется ли работа в этом направлении?

КГ: Мы очень хорошо работали совместно с Россией и приняли решение углубить это сотрудничество. Буквально два месяца назад в Москве мы с министром Пучковым подписали новое соглашение, которое углубляет это сотрудничество в трех направлениях: во-первых, понимание рисков, общих для европейского пространства, ведь мы все находимся на евразийском континенте.

Во-вторых, сотрудничество в области быстрого реагирования, обмен командами, когда это необходимо. И в-третьих, сотрудничество с третьими странами. Действительно, очень полезно работать с Россией, но также нужно работать совместно с Казахстаном, например.

Здесь я провела встречу с казахским министром. Мы понимаем, что Средняя Азия – регион достаточно небезопасный, там существует опасность бедствий, для которых сотрудничество в международном плане, конечно, очень полезно.

Самое важное это то, что мы строим в глобальном плане платформу для сотрудничества, которая позволяет нам развивать технологии, инновации, новые решения.

Климатические изменения, к сожалению, – факт и к ним мы не совсем еще готовы. Мы все видим, как даже самые богатые страны мира оказываются, буквально, на коленях в результате бедствий. Манхэттен – во время урагана «Сэнди», Япония – во время «тройной» катастрофы, Москва – когда там были пожары. У нас в Европе неоднократно случались крупномасштабные бедствия, особенно наводнения. Чтобы быть готовыми нужно работать вместе, углублять международное сотрудничество в этом направлении, на благо наших граждан.